Росляков Алексей Григорьевич

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ ИЛИ ВТОРОЙ СЫН 

 03

Я читал и перечитывал рассказ о моем отце Рослякове Алексее Григорьевиче, изложенный на сайте «8 стрелковая дивизия на Зимней войне», и считаю своим долгом дополнить его, написав о своих родителях.

Жизнь сложилась так, что я об отце знал мало. Информация о нем, собранная мною, первоначально предназначалась не для печати, а, исключительно,  для моего внука, который обратился когда-то ко мне с просьбой рассказать о военной карьере его прадедушки. Но после внимательного прочтения рассказа я изменил свое мнение и решил, что должен разместить собранную информацию и свои воспоминания на сайте. Кроме меня, никто это не сделает, и целый пласт жизни останется не освещенным. Для доступа к документам ЦАМО РФ мне пришлось подтвердить свое  родство. Все это позволило мне самому узнать много нового и, по-своему, взглянуть на боевой путь отца.

Здесь же я хочу рассказать о своих родителях, используя рассказы мамы и имеющийся материал.

 

     Поселок ИДРИЦА, Калининская (ныне Псковская) область. Именно здесь познакомились моя мама – Жукова Нина Яковлевна и мой отец – Росляков Алексей Григорьевич.

     Возможно, это произошло еще в 1937 году, когда Алексей Григорьевич служил нач. штаба/командиром 67-го гаубичного артиллерийского полка 67-й стрелковой дивизии (ранее 20-я стрелковая дивизия), которая базировалась в Идрицких лагерях. При этом руководство дивизии располагалось в г. Ленинграде и отец, судя по всему, по долгу службы часто приезжал в Идрицкие лагеря для проведения учений.

     Историческая справка (согласно статье Ю. Киселева «Станция Яловка пост 595 км»):

     «Перед войной между станциями Идрица и Заваруйка на расстоянии около 4 километров от последней на берегу озера Белое появилась станция Яловка. По рассказам родственников работавших там железнодорожников, она имела километровую посадочную площадку и обслуживала дислоцировавшиеся здесь кавалерийские и артиллерийские части. Уже на советской карте 1931 года западнее переезда показан подъездной путь. Однако слово "Лагерь" (ясно, что не пионерский) на карте нанесено южнее и восточнее переезда. Немецкая карта же 1944 года утверждает, что подъездной путь начинался восточнее переезда и шел южнее главного хода прямо к озеру Белое. Истину легко уточнить: надо только доехать до станции Заваруйка на пригородном поезде и прогуляться пешком до станции Идрица».

  01

     Нахождение Рослякова в Идрице в этот период времени подтверждала и сестра мамы: «Видела однажды, как солидный военный вел по перрону женщину, она несла в руках туфли, а сама шла в чулках. Это был полковник Росляков. Он провожал и сажал на поезд свою спутницу». Тетя предполагала, что к нему приезжала его мама.

     Неоднократно приходилось пользоваться Алексею Григорьевичу и телеграфной связью железной дороги. Там он и познакомился с моей мамой. Она была телеграфисткой, в совершенстве владеющей аппаратами Морзе и Бодо, способной принимать морзянку на слух. К тому же она была еще красива, коммуникабельна, умела складно говорить. Пришедший полковник был покорен ее обаянием. Начали встречаться, ездили на родину мамы в  деревню Идрицкого района.  Алексей Григорьевич познакомился с родителями  мамы. Они нашли общий язык – деревенская жизнь была ему близка. Алексей Григорьевич принял решение расстаться с первой женой - Антониной Степановной, и жениться на моей маме. Росляков организовал встречу первой и будущей жены и объявил о своем намерении. Вскоре Антонина Степановна и Алексей Григорьевич развелись и он женился на моей маме.

 02

 

 

Моя мама, Жукова Нина Яковлевна.

 

 

 

 

 

 

 

 03

 

Кисловодск. Красные камни. 19 января 1939г.

Это единственная фотография, где отец и мать вместе.

Позже, во время немецкой оккупации Идрицы, эта фотография чуть не погубила семью, но мама все же сохранила ее. Она любила Рослякова. Ко мне эта фотография попала из маминого архива уже после ее смерти в 1994 году.

На фотографии у Рослякова три шпалы на петлицах, по существующей тогда системе воинских званий он полковник, в те годы - начальник артиллерии 8-й стрелковой дивизии (позже у полковника было четыре шпалы).

 

 

 

 04 

 

Впереди были поход в Польшу и «Зимняя война» - полковник Росляков ушел выполнять свой долг.

20 января 1940г., когда полковник, нач. артиллерии 8-й стрелковой дивизии Росляков вместе со своей дивизией на ст. Брест грузился в эшелоны для отправки на Карельский перешеек, родился я – Росляков Олег Алексеевич.

 

 

 

 

 

 

 

     Вне службы отец был коммуникабельный, общительный и щедрый человек. После окончания «Зимней войны» отец вернулся в Ленинград, где жил в коммунальной квартире по адресу – Литейный пр., д.64, кв.22. Родственники рассказывали, что, возвратившись, домой после «Зимней» войны с Финляндией, он привез бочонок рыбы и бочонок финской водки. Этими трофеями Алексей Григорьевич угощал  жильцов своей коммунальной квартиры целую неделю.

     Со слов мамы знаю, что любил он также пляски, и сам мог лихо сплясать при удобном случае.

     До службы в армии он имел специальность пекарь – кулинар. Вспоминая  свою молодость, он однажды рассказал как, работая в отрыве от дома, приехал на побывку домой. Мать радостно встретила его и, посмотрев его одежду, сказала, что верхняя рубаха может быть разной, но нижняя - обязательно свежей. Этому материнскому наставлению он следовал всю жизнь.

     Большим увлечением Алексея Григорьевича была стрельба из пистолета, он великолепно стрелял из любого положения, всегда имел при себе наградной пистолет; даже тогда, когда вышел в отставку, держал наградной пистолет при себе с запасом патронов. Им была написана книга о пистолете, которая являлась подробным руководством по обращению с этим оружием.

     В октябре 1940г. комбриг Росляков был назначен нач. артиллерии 21-го стрелкового корпуса. Хочу еще добавить, что 21-й стрелковый корпус дислоцировался в Витебской области, в автомобильной доступности от п. Идрица.

     В этот период времени Росляков, по делам службы много раз приезжал в военный городок, находящийся в п. Идрица Калининской области. Встречи с семьей были редкими, но долгожданными.

     ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА.

     Перед началом Великой Отечественной войны Алексей Григорьевич отправил жену с сыном  из города Кобрина, где мы совместно проживали, на родину жены к ее родителям.

     Хочу вспомнить рассказ мамы о том, что я болел в Кобрине, и военный врач не сумел вылечить меня. Мама в отчаянии, с опаской, пошла в польскую аптеку и хозяйка аптеки, полька, дала маме порошки, один из которых мама сразу же всыпала мне в рот, выйдя на улицу и положив меня на землю. От этих порошков я пошел на поправку и быстро выздоровел.

     В первый же день Великой Отечественной войны в Идрице, куда мы приехали из Кобрина, началась мобилизация. Линия фронта приближалась к железнодорожному узлу быстро; уже начиная с 29 июня, железнодорожная станция Идрица подвергалась интенсивным налетам вражеской авиации. Поселок был оккупирован немецко-фашистскими войсками 15 июля 1941 года.

     Мама после возвращения из Кобрина работала в г. Себеже, и при известии о бомбежке 25 километров бежала из Себежа в Идрицу ко мне.

     Во время оккупации карательный отряд, которым командовал финн-эсесовец  с золотыми зубами,  ходил по деревням и расстреливал членов семей  офицеров Красной Армии по списку. Пришли и к нам (мама и я были у дедушки и бабушки в д. Холое). 

     В деревнях в то время все фотографии вывешивались на стене в одной большой рамке. Там была и фотография отца. Финн тыкал пальцем в фотографию и кричал: «комиссар, комиссар». Присутствующие  пытались ему возражать, но все было бесполезно. Когда каратели пошли в соседнее село Ходыки и там расстреляли семью, мама вырвала из рамки фотографию, схватила меня в охапку, в обход моста перешла реку Великую вброд и по левому берегу реки, лесным путем, ушла в Идрицу; реку, место брода и лес она знала хорошо – родилась и выросла там. Родственники пока каратели ходили в соседнюю деревню на расстрел  уничтожили все, что было связано с отцом, но фотографию  мама сохранила.

     г. Вайнёде, Курляндия. Во время войны я с мамой и две ее сестры были насильственно вывезены из Идрицы, как всем тогда казалось, в Германию. По дороге одна из сестер бежала, а остальные попали в трудовой лагерь г. Вайнёде в Курляндии, где и содержались  до освобождения частями Красной Армии.

     В моей памяти сохранился один эпизод. После освобождения людей нужно было накормить.  Привели лошадь, один из солдат приставил ко лбу лошади револьвер и застрелил ее, а мы, дети, прыгали вокруг и кричали с восторгом: «…котлеты будут…». Еще помню вой сирен и бомбежки…

     Возвращение на Родину было долгим и сложным…

 05

 

г.Вайнёде, Курляндия.

На снимке мама, я и мамина сестра на фоне разрушенного дома.

 

 

 

     Много лет спустя, моя тетя, проживающая в Риге, выпросила на работе путевку в дом отдыха, в тот самый город Вайнёде. Она пошла на то место, где был лагерь, но ничего там не нашла - все было застроено и никто не помнил о нем. Только одна старенькая женщина подтвердила, что лагерь действительно был и его снесли в связи со строительством на этом месте.

     Сам Алексей Григорьевич встретил войну в Кобрине.

     Перед войной и в начале войны Алексей Григорьевич имел уже звание комбрига и занимал должность начальника артиллерии 14-го механизированного корпуса (далее МК), входящего в состав 4-ой Армии Западного особого военного округа, переименованного после начала войны в Западный фронт.

     Управление 14-го МК формировалось в Кобрине и было размещено в части помещений штаба 4-й армии. 22 июня 1941 года в 4-6 часов утра ожесточенным налетам подверглись города Западной Белоруссии; бомбами было разрушено здание штаба 4-й Армии в г. Кобрине.

 06

 

Корпус вел тяжелые оборонительные бои, прикрывая отход частей 4-й Армии. За время боев были ранены командир корпуса генерал-майор Оборин С. И. и начальник штаба полковник Тутаринов И. В., убит комиссар корпуса - полковой комиссар Носовский И. В. Начальник артиллерии корпуса, комбриг Росляков А. Г. под городом  Пружаны получил тяжелую контузию.

Наша страна оказалась в тяжелом положении, расследованием военных неудач на Западном фронте занялся военный трибунал; время было суровое и наказания - в соответствии с этим временем. Командир корпуса, непосредственный командир Алексея Григорьевича – Оборин Степан Ильич,  был расстрелян, несмотря на то, что стойкость бойцов и командиров 14-го МК позволила 4-й Армии выйти из боев, избежав окружения.

 

 

 

 

     Земляки из Исторического клуба Васильевской волости,  Тверского уезда, г. Кувшинова разместили в интернете последнее из найденных донесений Оборина С.И..

     В 1942 году комбригу Рослякову, в соответствии с новой системой воинских званий, было присвоено звание генерал-майора артиллерии.

     Присвоение этого звания говорит о его боевых заслугах, которые были отмечены, несмотря на неудачи 14-го МК. Звание комбрига соответствовало званию генерал-майора в новой системе званий, но Постановлением Президиума ВС СССР предусматривалось введение генеральских званий, а не замена старых званий на новые. Генеральское звание еще нужно было заслужить, и к нему представляли только достойных. 

     Заслуги были учтены, но непросто складывалась дальнейшая служба и у Рослякова. После разгрома 14-го МК и последующей работы в штабе его уже ставили  на командование бригадой или с добавлением И. Д. (исполняющий должность). Уровня корпуса - уровня генерала он достигает после утверждения в должности командующего артиллерией дивизии (должности полковника). Но он был кадровым офицером и видел свое место только на фронте, рвался туда, поэтому воевал там, куда его направляли. Утверждение было уже шагом к повторному продвижению выше.

     Алексей Григорьевич продолжил свой боевой путь, и окончание войны встретил в Германии.

     Последний залп по врагу в полосе наступления 65-й армии, в которой Росляков А. Г. исполнял должность командующего артиллерией  18-го стрелкового корпуса, был сделан залпами "Катюш" по гарнизону на острове Рюген.

     В артиллерии он был специалистом высочайшей квалификации, стремился постоянно совершенствовать свое военное мастерство, что видно из его образования:

     Тульская пехотная учебная команда (1915 г.).
     Артиллерийская школа командного состава армий Южного фронта (1918-1919 гг.).
     Смоленская артиллерийская школа 2-й ступени (1921-1922 гг.).
     Военная академия им. М.В. Фрунзе (1933-1936 гг.).

     В учетно-послужной карточке можно увидеть и его владение иностранными языками: «…на французском языке читает и пишет свободно, говорит свободно; знаком с румынским языком». Мама на всю жизнь запомнила, как он поправил ее при написании слова «электрификация», она написала «электрофикация».

     Верхом его карьерной лестницы была должность Командующего артиллерией корпуса: начальник артиллерии 21-го стрелкового и 14-го МК перед войной и в начале войны, командующий артиллерией 18, 46 и 37 стрелковых корпусов в конце и после войны. Это можно увидеть в Учетно-послужных карточках (УПК) гвардии генерал-майора артиллерии  Рослякова А. Г. Поясняю, что во время войны название должности «начальник» по приказу И. В. Сталина было заменено на «командующий».

     Его вклад в победу в «Зимней», Великой Отечественной войнах и в становление Красной Армии был оценен.

НАГРАДЫ РОСЛЯКОВА А. Г.
Орденская книжка № 373240.

(В порядке ношения на груди)

Знак «Гвардия». Право ношения получил, когда подчиненные ему части были удостоены звания «Гвардейские».
Орден Красной Звезды № 19761. 22.02.1941г. Комбриг РОСЛЯКОВ АЛЕКСЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ награжден за советско-финляндскую войну орденом «Красной Звезды». Вручен за личное мужество и отвагу в боях, отличную организацию и умелое руководство боевыми действиями в войне с белофиннами в 1940 году.
Орден Ленина № 36700. Док. 373240. Вручен за выслугу лет и боевые заслуги. «Показал себя теоретически подготовленным и тактически грамотным генералом - артиллеристом. Быстро вошел в курс своих обязанностей на фронте, и в условиях Наревского плацдарма обеспечил хорошую противотанковую оборону в полосе дивизии, оживил специальную артиллерийскую разведку, заметно поднял боевую готовность артиллерийских частей дивизии. Требователен к себе и подчиненным. Лично смел и культурен». Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1945 года.
Орден «Красного Знамени» № 211401. 1-е вручение.. Орден вручен за особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите социалистического Отечества. В период прорыва обороны противника, благодаря четкого управления со стороны тов. РОСЛЯКОВА огнем артиллерии корпуса, оборона противника была прорвана. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1945 года.
Орден «Красного Знамени» № 205633. 2-е вручение. «Генерал-майор артиллерии РОСЛЯКОВ Алексей Григорьевич проделал большую работу по подготовке к прорыву сильно укрепленной обороны противника на западном берегу р. Нарев. Несмотря на то, что на усиление стрелковых частей корпуса артиллерия имелась только штатная, генерал-майор РОСЛЯКОВ благодаря твердому руководству сумел создать плотность насыщенности артиллерии до 180 орудий на 1 километр фронта, что вполне обеспечило нанесение массированного удара артиллерии в полосе наступления корпуса. За период с 14.1 по 14.2.1945 г. массированным огнем артиллерии корпуса уничтожено: танков 6, отдельных орудий 16, пулеметов 293, повозок 13, автомашин 6, живой силы 4200 солдат и офицеров противника. Подавлено артбатарей 20, мин. батарей 34, отдельных орудий 14, отдельных минометов 4, пулеметов 95, огневых точек 166. Подбито: танков 5, автомашин 2. Разрушено ДЗОТов 10, блиндажей 18, НП 4. Рассеяно и частично уничтожено: автомашин 63, повозок 60, живой силы противника 8395 солдат и офицеров. Благодаря четкому руководству тов. РОСЛЯКОВА артиллерии корпуса были нанесены тяжелые потери противнику».
Приказ 2-го Белорусского фронта №  02171 от 1марта 1945 года.
Орден «Красного Знамени» № 246098. 3-е вручение. «Гвардии генерал-майор артиллерии РОСЛЯКОВ за время пребывания в занимаемой должности показал себя в артиллерийско-тактическом отношении подготовленным. Командуя артиллерией корпуса воспринял новые тактические свойства артиллерии обусловленных Отечественной войной. В период наступательных боев четко организовал взаимодействие артиллерии с другими родами войск. С форсированием сильных водных рубежей р. р. НАРЕВ, ВИСЛА и ОДЕР артиллерией войск корпуса противнику были нанесены большие потери как в живой силе, а так же в технике. Гвардии генерал-майор артиллерии РОСЛЯКОВ своим непосредственным общением с войсками оказывал практическую помощь в разгроме противника. За четкую организацию управления артиллерией войск корпуса во время боевых действий гвардии генерал-майор артиллерии РОСЛЯКОВ достоин правительственной награды ордена «КРАСНОГО ЗНАМЕНИ»». Приказ 2-го Белорусского фронта №  0790 от 11 июля 1945 года.
Орден «Красного Знамени» № 311167. 4-е вручение. Орден вручен за выслугу лет в Красной Армии, умелое руководство вверенными ему частями, проявление особой храбрости и мужества при непосредственной боевой деятельности. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1949 года.
Юбилейная медаль "ХХ лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии". Вручена за службу в рядах РККА к 20-летию РККА - 23 февраля 1938 года  за заслуги перед родиной, участие в гражданской войне, войне за свободу и независимость отечества.
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» Вручена за личное участие в боевых действиях по разгрому немецко-фашистских войск Германии.
Медаль «За освобождение Варшавы». Вручена как организатору и непосредственному участнику  боевых операций при освобождении Варшавы в период 14-17 января 1945 года.
Юбилейная медаль «30 лет Советской Армии и Флота» Вручена в честь празднования 30-летия Советской Армии и ВМФ, как состоящему к 23 февраля 1948 года в кадрах Вооруженных Сил СССР.

     16 февраля 1945г. генерал-майор артиллерии Росляков от 18-го СК был представлен к ордену «Кутузова 2 степени», но награждение не состоялось.

     Но не всегда и не все в службе проходило гладко – были и  выговоры, в частности,  «за плохую дисциплину среди личного состава». Это жизнь…

     В течение своей воинской службы он прошел: Румынский фронт на 1- й  Мировой войне, Южный фронт на Гражданской войне, Польскую компанию, Советско-финскую войну. Во время Великой Отечественной войны воевал на Западном, 1-м Белорусском и 2-м Белорусском фронтах. Будучи работником штаба гвардейских минометных частей, выполнял задания на Волховском и Юго-Западном фронтах; в 62-й Армии Сталинградского фронта готовил части реактивных установок, «Катюш», для последующих боев.

     С 1919 г. по 1921 г. Алексей Григорьевич состоял в рядах ВКП (б), но в 1920 году механически выбыл из партии в связи с утратой партийных документов. Произошло это во время его болезни тифом. Заново вступить в партию ему разрешили только в 1929 году.

     ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ отец разыскивал нас с мамой, но так и не нашел. На родину родителей моей мамы, где также разыскивал нас отец,  нам удалось вернуться не скоро – путь на родину из плена был долгим и сложным.

     После возвращения мама нашла Алексея Григорьевича только через несколько лет, но дальнейшая совместная жизнь уже не сложилась. Не найдя жены и сына на родине родителей, Алексей Григорьевич вернулся в первую семью. В телефонном разговоре с мамой он с пафосом произнес: «Пусть вся страна слышит - Олег мой  сын». В дальнейшей своей жизни Алексей Григорьевич жил в первой семье, но не забывал сына, которому дал имя Олег, помогал деньгами. После смерти Алексея Григорьевича мне была назначена пенсия за умершего отца.

     Мама говорила, что у него после войны, вследствие полученных контузий, сильно болела голова. Он сказал ей об этом при том же телефонном разговоре. Я любил маму и уважал отца. В дальнейшем мама вторично вышла замуж.

     С июля 1947 года  в течение  нескольких лет он был начальником Владимирского учебного артиллерийского лагеря возле г. Струги Красные Псковской области. На полигоне лагеря артиллерийские части округа вели учебные стрельбы, отрабатывали действия артиллерии в полевых условиях,  проводили испытания новой боевой техники.  Здесь Алексей Григорьевич был награжден 4-ым орденом Красного Знамени и медалью «ХХХ лет Советской Армии и Флоту».

     Хочется отметить его постоянную заботу о подчиненных, обстоятельность и находчивость при обустройстве вверенных ему частей. Это особо проявилось при его командовании первой учебной минометной бригадой, когда он плохонькие, холодные, неуютные домики, в которых размещался личный состав бригады, заменил на добротные и теплые землянки.

     Последний  период его службы нашел отражение в статье А. Н. Ефимова «Владимирский лагерь», опубликованной в научно – практическом, историко – краеведческом журнале «Псков».  Военная история  № 24/2006:

     «После войны за Черным озером, где находился полигонный городок, выстроили деревянные дома для офицерского состава, здание штаба управления полигона, клуб, военторг, столовую, хлебопекарню. Здесь же стоял дом начальника полигона генерал-майора Рослякова. Около Долгого озера, которое после войны именовали Генеральским озером, находилось свое подсобное хозяйство со свинотоварной фермой, соединенное с Октябрьской железной дорогой узкоколейкой. В 1960-е гг. генерал-майора Рослякова сменил полковник Лебедев …».

     К этому времени на здоровье отца уже сказывались  травмы, тяжелые контузии, полученные им в 1941 и 1945 годах, огромное нервное напряжение, невзгоды полевой жизни; участились головные боли … и он вышел в отставку, о чем и сказано в той же статье.

     В действительности он был уволен в запас 8 января 1953 года по ст. 59 п. «б» (по болезни), с правом ношения военной формы, с особыми отличительными знаками на погонах.

 07

 08

     Мой отец, Росляков Алексей Григорьевич, гвардии генерал-майор артиллерии прожил не так и много - всего 60 лет, но вся его яркая жизнь была посвящена защите своей Родины. Защищая ее, он защищал жизнь родных и близких ему людей. Он воевал и за то, чтобы я, выполняя свой конституционный долг, служил в армии в мирное время.

 09

 

 

Черняховск (Инстербург), Калининградская область.

Сержант, командир телефонного отделения взвода управления гаубичного дивизиона РОСЛЯКОВ ОЛЕГ АЛЕКСЕЕВИЧ.

 

 

 

 

 

 

Апрель 2020г.